Outstanding business. Outstanding life.

Елена Виноградова и монтессори-центр "Детский Университет" (Барнаул)

Сегодня в гостях у проекта Геобизнес владелец и руководитель семейного монтессори-клуба «Детский университет» в Барнауле Елена Виноградова. Вот, как нам рекомендовала ее для интервью Ирина: «Хотела бы предложить одного очень интересного человека - директора монтессори-центра. Она мама пятерых детей и имеет опыт совмещения семьи и своего дела. При этом, ей удалось создать такое пространство (детский сад), где дети, родители и педагоги - как семья. Это не просто какие-то рекламные слова, а так и есть. Чего стоит пицца, которую дети пекут на праздники, и потом все вместе - и дети и родители ее кушают. Она удивительная личность. Я думаю, что ее пример будет вдохновляющим для многих женщин».

Монтессори-центр Детский Университет (Барнаул) и его руководитель Елена Виноградова

Мы же во время проведения интервью, увидели человека, который страстно увлечен своим делом и демонстрирует разнообразный спектр предпринимательских навыков: прекрасное знание своих клиентов, бережливость, постоянная работа над совершенствованием продукта, проверка разных рекламных каналов и их грамотная оценка. Но самое главное, как настоящий предприниматель она создает те услуги, которых не хватает ей самой. Елене нужен был такой детский сад, в который пошли бы ее собственные дети. И она создала его. Это именно то, что заставляет наш мир меняться. Читайте в нашем интервью, как мама 5 детей не на словах, а на деле продвигает семейные ценности и помогает другим семьям воспитывать и развивать своих детей с помощью системы Монтессори.

Система Монтессори и появление центра

- Расскажите немного о себе, о вашей педагогической деятельности и как началась ваша история в Монтессори педагогике?

- Я закончила педагогический университет, после чего 9 лет проработала логопедом в детском саду, поэтому могу смело сказать, что изнутри знаю педагогическую «кухню». На момент окончания учебы у меня уже было двое детей, а когда родился третий ребенок меня посетила мысль, что мне нужен свой детский сад. Меня не устраивала система традиционного образования и именно тогда я познакомилась с «Монтессори», где меня заинтересовало то, что дети гораздо быстрее все усваивают, если ими не руководить и предоставить возможность заниматься тем, чем они хотят и столько времени сколько они хотят.

- Я пошла учиться на педагога-монтессори и приняла решение открыть свой центр с образованием и развитием по этой системе. После рождения двойняшек у меня стало уже пять детей - и все пошло само собой, так как изначально монтессори-ясли «Гнездышко», где мы сегодня находимся (монтессори-ясли «Гнездышко» и монтессори-школа находятся в Барнауле на ул. Гущина 150/24), это проект для своих детей, для детей друзей и знакомых. После заинтересовались и стали приходить люди со стороны. И у нас сейчас нет каких-то определенных границ, в том смысле, что родители приводят детей не только из ближайшей округи, но из самых отдаленных районов города Барнаула. Приходят те люди, которые понимают ценность самой системы образования «Монтессори». Для них не важно расстояние, к нам едут из центра, п. Южного, п. Силикатного, с. Борзовки, п. Радужного. Когда понимаешь значимость этого образования для своего ребенка – расстояние для тебя ничего не значит.

Изначально это было сделано для себя, но сейчас центр перерос в такой интересный бизнес, который вдохновляет. «Маленькие энергетические батарейки», которые здесь бегают, дают энергию для дальнейшего развития, а запрос от родителей – стимулирует и дает сильную обратную связь. Хочется и дальше делать это для них.

- Расскажите немного о самой системе монтессори?

- Монтессори образование не может быть только садовским - это система, которая ведет не только детей, но и родителей – через семинары, консультации, личные беседы. У нас учат на медиков, на бухгалтеров, а на мам никто не учит. И когда дети рождаются, у родителей больше вопросов, чем ответов. Родители просто не знают, как себя вести. В Москве и Санкт-Петербурге есть центры, которые обучают монтессори-педагогов. Иногда монтессори-семинары проходят в Новосибирске. Например, я начала с платного ознакомительного онлайн-курса по монтессори-педагогике. Это достаточно дорого, но когда погружаешься – в голове происходит взрыв. Ты понимаешь, что все, что ты знал до этого – оно не соответствует действительности. Монтессори-педагогика совершенно отличается от всех педагогических учений, которые я знала. И самое главное – это оправдывает себя.

И сейчас, спустя время и спустя тот большой опыт, который у меня появился, я могу сказать, что надо больше идти от ребенка. У нас есть какие-то педагогические задачи в обычно детском саду, есть какие-то программы, и мы по ним идем, невзирая на индивидуальные особенности. Есть определенные педагогические шкалы, которые пытаются определить, какой он – ребенок. В Монтессори нет таких шкал. Есть ребенок, от потребностей которого надо исходить.

Например, гиперактивные дети, которые очень неудобны для традиционной педагогики, но монтессори-система пытается использовать их потенциал и получает от этого гораздо большую отдачу. Если в традиционную педагогику приходит такой ребенок, или ребенок с ДЦП, синдромом Дауна, со сложными заболеваниями, то традиционная педагогика теряется. Она просто не знает, что делать, и обычно ведет таких детей к узким специалистам, дефектологам. В Монтессори можно работать с любым ребенком – как с гиперактивным, так и с вялым. Если использовать методы монтессори-педагогики, то результат очень хороший с любой патологией или отклонением в традиционном значении этих слов. У монтессори нет отклонений как таковых. Есть ребенок, и мы от него исходим.

Монтессори-школа в Барнауле и Елена Виноградова

- А как построена система обучения педагогов Монтессори? Это просто курсы в каких-то центрах или это сертифицированная система?

- Это обязательно сертифицированная система. Есть общий курс монтессори-педагогики, он проходит онлайн раз в три месяца. Его может пройти любой, получить базовые понятия и узнать, как вести себя с детьми и родителями, как использовать тот или иной материал. После этого он может быть ассистентом монтессори-педагога. Более глубокие и в большей степени методические вещи изучаются уже на следующих уровнях обучения.

- То есть, это именно многоступенчатая система обучения, а не франшиза?

- Нет, не франшиза. Ко мне уже несколько раз приходили и предлагали сделать франшизу. Но я отказывалась. Закупить монтессори-материал может любой. Это не проблема. Оно конечно дорогое - около 500 тыс. рублей придется затратить, чтобы открыть хотя бы одну группу. Но самое главное – это люди, которые будут работать. С этим гораздо сложнее. Поэтому, мне кажется, франшиза здесь не очень хорошо будет работать.

- Интересно. Ведь сейчас есть такой момент, что более-менее успешные частные детские сады сразу предлагают другим свою франшизу. Есть определенный запрос на данный бизнес и появляются франшизные предложения.

- Конечно, проще всего открыть обычный садик. Там не нужны особые затраты. Помещение, куча игрушек и все. У Монтессори как системы есть различные центры, где ты можешь пройти обучение, но никакой единой глобальной компании по продаже франшизы просто нет. Тем не менее, открыть настоящую монтессори-школу не так просто.

- Например, если я условно захочу открыть детский сад и назвать его «монтессори-садиком», то никто мне не сможет этого запретить, мне никуда не нужно обращаться и к ответственности меня не привлекут за использование бренда?

- Привлечь вас не привлекут, но те люди, которые хотят иметь эффект от монтессори-образования, быстро вас раскусят.

- Вашему центру около двух лет, и в нашем городе есть и другие монтессори-школы, которые начали свою работу раньше вас. Вы как-то знакомились с их опытом?

- Когда я родила своего третьего ребенка, то стала искать любые возможности для его развития, поскольку была уже опытной мамой и мне хотелось дать своему малышу самое лучшее. И к моменту, когда ему исполнился год, я поняла, что во время наших занятий я делаю все сама за ребенка: леплю, рисую, танцую, а его это не очень увлекает. Ребенок не особо проявлял инициативу. Пришла мысль сходить в другое место. Я пришла в монтессори-школу, увидела, что у него горят глаза, он что-то делает, старается, и мне не надо им руководить. В монтессори-центре все организовано иначе, ребенок занимается тем, что интересно ему. Он сам решает и сам делает, у него вырабатывается концентрация внимания и, несмотря на свой год или полтора, он может долго этим заниматься. Мой ребенок полтора часа был увлечен занятием. Я изначально пошла как потребитель, и мне все это понравилось и устроило.

На самом деле в настоящий момент в Барнауле есть только два центра, которые работают по традиционной системе Монтессори – мы и школа на ул. Малахова, в которую я в свое время пришла со своим ребенком. Они были первым, мы стали вторым. Остальные школы, которые себя позиционируют как монтессори-центры, на самом деле таковыми не являются. Это занятия с элементами Монтессори. Они накупили монтессори-оборудования, но у них нет специально подготовленных монтессори-педагогов, которые ЗНАЮТ в чем «соль».

Например, отделы соц.защиты – они все пытаются работать по Монтессори. Это очень удобно: ты покупаешь оборудование и ставишь человека, который следит за порядком. ВСЕ! И в их понимании больше ничего не надо. Но когда ко мне приходят родители из соц.защит, то говорят, что там «как-то не так». И я объясняю, что там нет подготовленного человека, который мог бы рассказать для чего и почему. Каждый монтессори-материал имеет пролонгированное действие – например, с годовалого возраста идет интуитивное усвоение письма. Ребенок начинает понимать, что определенные вещи происходят слева направо. У каждого монтессори-материала есть контроль ошибок, например в треугольное отверстие нельзя вставить ромб. И не нужно ребенку это объяснять – он сам до этого доходит.

- То есть эти центры имеют специальное оборудование, но не имеют специалистов для того, чтобы с этим оборудованием заниматься?

- Да. Здесь нет, конечно, какого-то особого секрета, с одной стороны. С другой стороны, один раз увидела комментарий под своим объявлением на Алтапрессе, что «в каждой соц.защите это есть, я сто лет отработал в педагогике, все это известно и зачем такие деньги за это платить». Но в действительности, что происходит. Есть оборудование, дети приходят, что-то там манипулируют, как хотят, так и ведут себя. Но в Монтессори есть строгие правила, регламент, как можно вести себя педагогу и нужно вести себя родителям. Мы стараемся очень тактично подходить к выбору ребенка, долго наблюдаем за ним, предлагаем тот или иной материал. Нет жесткого разграничения занятий, а в традиционных детских садах, где используют монтессори-материалы, - все точно также традиционно: «так, дети, закончили с шариками, идем лепить, лепить закончили, идем дальше»…

- Получается так, что обучение нужно в большей степени для содержательной стороны бизнеса и создания качественного продукта. И при этом многие компании просто пользуются и манипулируют известностью системы, фактические не предоставляя обучение Монтессори?

- Да, полно таких. У меня знакомые ходили, чтобы проверить такие школы у нас в Барнауле. Такая же история. Есть только монтессори-оборудование, а сама система обучения – традиционная педагогика. Руководят движениями ребенка, вот это делаем, потом вот это делаем. Если даже ребенку дается свобода, то педагоги просто не понимают, что вкладывается в это понятие в Монтессори, поэтому все быстро перетекает во вседозволенность. Ребенок делает все, что захочет, а задача педагога – составить все на место. Это неправильно.

- А как становятся теми, кто обучает этой системе? Вы, например, можете стать человеком, который преподает Монтессори-систему?

- Могу. Я прошла ознакомительный курс, курс от нуля до 3 лет, курс от 3 до 6 лет и курс от 6 до 9 лет, так как я планирую открывать еще и начальную монтессори-школу. Поэтому я могу обучать. Для этого нужна полностью оборудованная монтессори-среда, например работающий детский сад или школа. И нужны желающие. Другой вариант – это привозить в Барнаул сильных тренеров из Москвы или Санкт-Петербурга и сотрудничать с ними.

- А как начинали те, к кому вы ездили учиться?

- Они начинали точно также как и я. Начинали со своих детей, своего маленького бизнеса, своих интересов, ездили на обучение и потом открывали свои «институты», где теперь этому учат. Я могу сделать то же самое, но для этого нужна среда (она у меня есть), монтессори-тренеры и вложения. Но у меня просто нет желания это делать. Например, Евразийский институт или Русское Монтессори Сообщество – в свое время они отсоединились от Международного института Монтессори педагогики. Они сначала были у них, обучались, наработали опыт, потом открыли свои центры, сформировали свою структуру. У меня одна девушка училась в Международном институте Монтессори-педагогики, а другая – в аналогичном русском институте. И есть отличия между ними. Интересно их сравнивать. Свои нюансы есть у каждого. Это определенный путь. Они уже «отпустили» свои детские сады или передали кому-то и развиваются выше. Есть уже целые семейные династии в преподавании Монтессори.

Монтессори-ясли в Барнауле и их основатель Елена Виноградова

- Получается, что Монтессори зарабатывает на своих знаниях, а ваш бизнес – это конвертация вашего знания как эксперта. Как часто к вам обращаются за консультациями о Монтессори?

- Есть такой момент, что родители, которые приводят сюда своих детей, начинают спрашивать, где можно пройти обучение, начинают интересоваться. Я с ними делюсь своей информацией, но пока все это на уровне общих сведений. Чтобы приобрести какой-то сертификат или диплом – им конечно надо ехать и учиться. Иногда родители даже приглашают к себе, чтобы помочь организовать среду дома или преодолеть какие-то психологические проблемы ребенка.

- То есть консультирование родителей входит в ваши услуги?

- У нас обязательно каждый месяц проводится бесплатный семинар. Обязательно. Есть специальный раздаточный материал для родителей, чтобы они лучше понимали систему.

Дело еще вот в чем, все эти несертифицированные монтессори-центры – они сильно портят ситуацию, так как создают впечатление, что Монтессори – это «ни о чем». Если родители придут к ним или сами начитаются какой-то литературы, которая не соответствует действительности, то они теряют интерес к Монтессори. Как только они приходят сюда и попадают в настоящую систему Монтессори, то у них открываются глаза. «Ах вот, что это такое!». И пропаганда здесь играет огромную роль – что такое монтессори-педагогика. Монтессори-образование призвано научить ребенка быть самостоятельным. Для многих родителей это сложно – дать ребенку свободу. Особенно это сложно для тех, у кого один ребенок. Они излишне трясутся над ним. Мы стараемся донести до родителей мысль, что важно вырастить ребенка, который сможет выжить без их помощи.

И на это уходит огромное количество времени и сил. Я, например, уже много раз подавала заявку на государственный грант для развития своего бизнеса, приходила к чиновникам, которые говорил мне: «Что это такое за Монтессори? Назовите как-то проще!» «Что-то непонятное и зарубежное». Или, например, заключали договор на питание, у меня спрашивали: «Что за странное название?»

- Это точно. До подготовки интервью мне казалось, что это какой-то бренд или название компании, а не педагогическая система.

- Это система, созданная Марией Монтессори, которая выработала определенную стратегию поведения с детьми и донесла до нас эти бесценные сведения.

- У вас монтессори-Ясли «Гнездышко» (от 6-ти месяцев до 3 лет) и монтессори-Школа (от 3 до 7 лет) – и все это вы объединяете под названием Семейный монтессори-клуб Детский Университет". И более того, как вы сказали, планируете еще и начальную школу. То есть все это связано между собой, а дети переходят с одной ступени на другую?

- Да, это единая система. И я иду к тому, чтобы открыть начальную школу по системе Монтессори. Это будет пилотный проект, опять же, для своих детей. В начальной школе будет всего несколько человек и только со своими детьми.

- А как будет решаться вопрос с «официальной» школой и аттестацией?

У меня много знакомых родителей, которые занимаются семейным образованием, поэтому здесь я никаких сложностей не вижу. По окончании года сдается определенный экзамен в школе. Другой вариант - в Санкт-Петербурге есть Центр заочного обучения, к этой школе прикрепляются, сдают экзамены и тесты онлайн. Я, конечно, планирую лицензироваться, но это ведет за собой бумажную волокиту и необходимость следовать традиционной программе. Например, если в традиционной системе нужно, чтобы ребенок за полгода выучил определенные базисные знания по русскому языку и математике, то в Монтессори ребенок может все полгода заниматься одной математикой, если ему это интересно. В Барнауле есть лицензированная начальная школа Монтессори, и когда я разговаривала с педагогами из этой школы, то они указывали на эту проблему, когда куча различных бумажек, куча диктантов, которые нужно провести. И они пытаются как-то даже подстроить детей под эту систему. Например, им рано писать какие-то контрольные или диктанты, а они пишут, потому что нужно делать этот срез. Единственное, чего они точно придерживаются – это отсутствие оценочной системы. Детям не говорят результаты, а описывают, что «стало хуже или стало лучше», указывают на то, где надо подтянуться и так далее, а оценки выставляются только для «бумажек».

- А есть и средние школы Монтессори?

- Да, есть. В Барнауле, к сожалению, нет, а в Санкт-Петербурге, например, есть такая школа – Вали Михайловой. Есть и старшая школа профессионального обучения Монтессори.

- И нигде нет оценок?

- Нет, в Монтессори нет оценочной системы. Вообще это все очень интересно. Дети примерно 7-8 класс – у них есть определенный ремесленный интерес, они любят ручной труд, росписи, вырезания по дереву, поделки, шитье. Они учатся и параллельно получают профессиональные знания. Конечно, это не подтверждено какими-то сертификатами и документами, но если ребенок в дальнейшем захочет получить профессиональное образование, у него уже есть огромный пласт знаний и опыт. Кроме всего прочего, несмотря на отсутствие оценочной системы монтессори-образование очень глубокое и дает гораздо более углубленные знания, чем традиционная школа, потому что исходит из интересов ребенка. Если его заинтересовала, например, астрономия, то он может даже браться за уровень высшей школы. И при этом, конечно, это все не отменяет базовое образование, те же тесты, ЕГЭ. Чего в монтессори-школе нет – так этого того, во что сейчас превратились 10 и 11 классы, когда новых знаний практически не дается и все нацелено на сдачу экзаменов. Сплошной стресс. И это все – только верхушка айсберг, так как прессинг по оценкам начинается фактически с 2 класса. В Монтессори этого нет. Или другой пример, когда у моей знакомой отправили ребенка в 1 классе к психологу по причине гиперактивности, так как он быстрее всех делает задания, а потом начинает баловаться. Я знаю этого ребенка, адекватный, нормальный, умный мальчик. Я считаю, что это просто ненормально, искусственно усреднять всех!

Мне хочется, чтобы дети узнали и другую школу. У нее тоже есть жесткие рамки, жесткие границы, жесткие правила. Например, нельзя просто так находится в обучающем пространстве и «балдеть». Есть определенное время. Вот, в группе 3-6 у нас с 9.00 до 11.00 – это работа с монтессори-материалами. Мы готовимся, мы читаем, мы пишем, кто-то занимается сенсорными материалами. Это обязательное время. С 11 часов начинаются творческие занятия, прогулки – здесь уже делаем, что хотим.

Первые шаги и персонал

- Как вы нашли помещение и почему открылись именно здесь?

- Данное помещение появилось у меня благодаря моему супругу, который подарил мне его на 20-летие семейной жизни, и исполнил мою давнюю мечту - открыть собственный монтессори-центр полного цикла. После 9 лет работы в детском саду, я открыла свой частный кабинет логопеда. Но это было подвальное помещение, в очень старом доме, постоянно затапливалось, ужасные условия. Делать там монтессори-центр было просто невозможно. А текущее помещение – целенаправленно готовилось к тому, чтобы им стать еще на этапе строительства. Можно сказать, что это наш семейный бизнес – мы пришли к этому всей семьей.

Изначально меня не очень устраивало это место, так как я сама живу в центре города. А в центре Барнаула монтессори-школы нет. И я бы с удовольствием открылась именно там. Но пока такой возможности нет, а арендовать здания я не хочу, несмотря на то, что многие родители очень просят открыться именно в центре. Я понимаю все проблемы, с которыми столкнусь в перспективе в арендованном помещении, и не буду иметь тех преимуществ, которые у меня есть сейчас. Арендовать я не хочу.

Например, здесь у меня теплые полы. В каком еще другом помещении для аренды я найду теплые полы? У меня здесь раковины находятся на уровне роста детей, маленькие унитазы. Здесь все сделано специально. Чужое помещение потребует значительного переоборудования, обязательного долгосрочного съема и больших вложений, так как мне важно, чтобы все было комфортно для детей.

Изначально место на ул. Гущина мне не особенно нравилось. Сейчас, когда вокруг уже построили многоэтажные дома, уже узнали по городу и приезжают даже издалека, я уже могу сказать, что в принципе данное место меня устраивает. Более того, есть даже клиенты, которые переехали в этот и в соседние дома, чтобы ходить в нашу школу! Но мечту открыть монтессори-школу в центре города Барнаула я не бросаю. У меня планируется свое помещение, и я смогу открыть свою школу для жителей центра.

- Интересно, что у вас не такой дилеммы, которая есть у многих предпринимателей – какое место выбрать, где правильно встать?

- Для меня тут нужно правильно выбрать, чем заниматься. Я прекрасно понимала, что в Монтессори поедут хоть откуда. Более того, я немного снизила цены по сравнению с другой монтессори-школой в Барнауле, потому что у них аренда, а у меня – собственное помещение. Это позволяет мне получить конкурентное преимущество в плане более низкой стоимости своих услуг.

- Получается, что быстрое развитие и охват рынка вам не интересны? Вам важнее другое?

- Да, мне нужна основательность, комфортность. Я не хочу торопиться. Мне нужны педагоги. Когда мы открывались, я была одна из обученных специалистов. Теперь у меня в каждой группе есть обученный педагог. И я уже прикидываю, сколько мне надо обучить людей, чтобы открыть школу в центре. Это большие затраты. Каждая ступень обучения стоит по 40 тыс. рублей. Но иначе я не могу. Мне нужно, чтобы все было работало основательно и хорошо. У меня обязательное обучение педагогов. Это принципиальный момент. Недавно несколько педагогов вернулись с обучения.

- Это как раз и позволяет вам говорить о том, что у вас настоящая монтессори-школа?

- Да, это очень серьезный вопрос – выбор педагога. Я потратила много сил на подбор персонала для своего центра. Бывают ситуации, когда человек отучился, но у него нет нужных человеческих качеств, которые позволяют ему стать монтессори-педагогом. Он будет много знать, но использовать это не сможет. Классическое педагогическое образование при выборе сотрудника не является решающим фактором, поскольку довольно часто бывает, что накопленный 20-летний педагогический опыт не позволяет им переключиться на новую систему. Они привыкли «руководить» детьми. Поэтому для меня важны человеческие качества. И когда я подбирала педагогов, я смотрела на их личностные отношения со своими собственными детьми, как они их воспитывают, есть ли у них внутри интуитивная монтессори-педагогика. Человек не учился, но понимает, что к ребенку нужно подходить тактично, прислушаться, давать самостоятельность.

- Какие у вас были сложности на начальном этапе вашей работы? Вы работали одна?

- Я понимала, что для монтессори-центра необходимо не только оборудование, но и квалифицированные специалисты. Поэтому с самого начала со мной работали два человека, которые были заинтересованы в этой системе образования для своих детей. Я платила им зарплату из собственных средств, чтобы они работали и получали практический опыт. В первое время мы работали только со своими детьми.

Сейчас уже у меня есть возможность взять педагогов в ясли, которые могли бы работать с детьми, а сама я больше занимаюсь монтессори-садом, старшей группой для детей от 3 до 6 лет. Ясли уже работают «на рельсах», без моего участия в качестве педагога, я выполняю только руководящие и методические функции. И в настоящий момент у меня 2 педагога в одной группе и 3 в другой. Кроме того, есть девушки, которые выполняют работу по продвижению в обмен на посещение моей школы.

Елена Виноградова и детский монтессори-университет в Барнауле

- Как вы осуществляете контроль над работой сотрудниками?

- Контроль я осуществляю, прежде всего, по результатам. Если педагог заинтересован, хорошо выполняет свою работу и с детьми, и с родителями, то это видно по наполняемости и посещаемости групп, особенно по яслям. В прошлом году был сложный период, когда даже ясли на несколько месяцев закрывались, так как не складывались отношения педагога с родителями. Сейчас педагоги обучены, встали «на рельсы», и я вижу отдачу. Ну а в старшей группе я сама много нахожусь, вижу результат и стараюсь сама контролировать процесс. Кроме того, я обучалась по программе педагога-монтессори и знаю, что спрашивать с сотрудников в отношении методики преподавания. В «псевдо-монтессори» центрах часто бывает ситуация, что педагог даже отучившись, приходит в центр и делает, что хочет. Руководитель иногда просто не знает предмета. Для меня же – это принципиальный момент. Всегда сначала еду сама учиться, чтобы понимать и знать, насколько правильно работают мои сотрудники и как должен строиться процесс.

- При таком активном личном включении в работу у вас есть возможность уехать или оставить на кого-то центр?

- Честно скажу, что стараюсь этого не делать, но в прошлом году я уезжала в Москву на три недели в командировку и очень рада, что все продолжало работать. Все работало идеально, занятия в группах проводились без заминок, педагоги меня не подвели. Это очень положительный симптом, если бизнес может работать без руководителя 7 дней, а если практически месяц, то это хороший повод гордиться моей командой. При этом, мне не нужно было кого-то оставлять за главного, так как все делалось в рамках определенных зон ответственности. Я была очень довольна.

В том числе не подвела и моя семейная команда – они тоже хорошо помогли. И старшие дети, и муж встречали, отвозили на тренировки младших детей. Я очень рада, что две мои команды были скоординированы и сработали на ура, а у меня была возможность решать важные дела! (смеется)

Работа с клиентами и аудиторией

- Сколько детей сейчас посещают ваш центр?

- В яслях 30 человек, из них постоянно ежедневно ходят 6 человек. Остальные выбирают разные абонементы по посещению 2 или 3 раза в неделю, до обеда или после обеда, по 2-3 часа и т.д. В старшей группе 15 человек. Здесь ситуация стабильнее, родители уже определились. Некоторые даже ждут открытия нашей начальной школы.

- Как вы оцениваете потенциал емкости своего центра? Сейчас у вас примерно 45 детей это какая часть от его возможностей?

Это примерно половина. Мы можем на полный день в двух группах принять 100 детей.

- У вас есть стратегия работы с клиентами?

Например, группы до 3-х лет: здесь мы, как правило, работаем с мамами в декрете, которые не очень организованы в плане посещения занятий. Мы стимулируем их покупкой месячных абонементов, которые предполагают обязательное посещение занятий в определенные дни, иначе он сгорает. Если же разрешать оплачивать только разовые посещения, то у родителей находится много отговорок не вести ребенка. Абонемент – в большей степени стимулирует к регулярности.

В группах детей от 3-х до 6 лет: все по плану, родители приводят утром и вечером забирают ребенка. С неработающими мама – здесь посложнее ситуация. Но мы направлено продаем именно посещение по абонементу, чтобы ребенок регулярно посещал занятия. Если ребенок болеет, то я конечно переношу занятия, а так – нет. Монтессори требует регулярности. Плюс учитываем и специфику нашей аудитории. Поэтому различные варианты абонемента – это наша целенаправленная стратегия.

- У вас достаточно много человек и у всех разные абонементы – как вы ведете их учет?

- У нас есть журнал, где мы фиксируем абонементы, а на самом абонементе ставится дата его покупки, условия. Этого достаточно для учета. Также мы смотрим, когда ребенок начинает стабильно ходить по 2-3 раза в неделю, тогда стимулируем, чтобы взяли абонемент полного дня или полдня. То есть мы отслеживаем родителей, которые заинтересовались и видят положительную динамику своего ребенка. После этого начинаем предлагать варианты или ставим перед определенным выбором. Я понимаю, что так будет лучше для детей и родителей во всех смыслах. Родители привязываются к детям, у многих семей только один ребенок, и они готовы его до последнего окружать повышенной заботой, нянькаться с ним до школы. А монтессори-образование – подразумевает определенную самостоятельность уже с годика.

Я всегда говорю родителям, что их задача – научить ребенка жить так, чтобы он мог обходиться без вас. Как только вы видите, что ребенок может сам сходить в туалет, налить в стакан воды, порезать себе салат, намазать маслом крекер, чему они здесь учатся, – вы понимаете, что он может справиться без вас. Если даже, где-то он не может что-то сделать – придет время и он научится. Поэтому, мы таких родителей выявляем и начинаем мягко стимулировать на большую регулярность. Так будет лучше и для ребенка, и для родителей, не говоря уже о том, что последние получают немного свободного времени для себя и домашних дел.

- А как вы выявляете таких родителей?

- Это все на уровне ощущений. Примерно смотрим, потом начинаем предлагать и объяснять. Но не всем, конечно, это подходит. Есть родители, которые боятся дать самостоятельность своему ребенку или оставить его без присмотра. Но обычно, они и не задерживаются в нашем центре. Я их вижу и просто не трачу больше своего времени на них. Просто это не для них. У меня нет такой задачи, чтобы вовлечь абсолютно всех. Не все готовы стать нашими клиентами, не все родители готовы стать родителями-монтессори. Это подходит для социально активных людей.

- Как вы считаете, вы предоставляете услуги, прежде всего, ребенку или его родителям?

- Мы работаем с семьей, наш клиент – это семья в целом. Бывают ситуации, что ребенок, приходя сюда, виснет на маме и говорит, что он хочет домой, но в нашем детском саду у родителей не возникнет сомнений, что в отношении их детей было допущено какое-то неадекватное поведение и такое поведение ребенка вызвано чем-то внешним. Какие-то капризы у ребенка могут быть, но моя задача как профессионала дать инструменты для решения этих проблем. Это я делаю не только в процессе своей работы, но и на специальных семинарах, где мы учим, как реагировать на какие-то вещи или как получить определенный эффект от взаимодействия с ребенком.

Мы работаем в тесной связи с родителями, проводим регулярные семинары, консультации и раз в три месяца индивидуальные встречи с родителями, где я рассказываю о достижениях ребенка, о том какие задачи ставились и т.д. Для некоторых родителей это очень важно, что семья включена в процесс образования. Более того, это возможность для одного родителя донести другому какую-то информацию. Например, мужчине важно, чтобы с ребенком занимались. А женщине важно, что мы работаем именно с семьей, потому что мы рассказываем, как общаться и вести себя с ребенком. Ребенок копирует поведение взрослых, и если папа, приходя с работы, сразу «уставился» в компьютер или телефон, то и ребенок — будет это делать. На наших семинарах мы стараемся помочь родителям лучше понимать ребенка, его потребности, чтобы они умели растить гармоничную личность.

- Несмотря на то, что ваш клиент – это семья, решение все же принимают не дети, а родители. В связи с этим бывают ли ситуации, когда ребенку все понравилось, он хочет остаться, но родителей что-то не устраивает?

- Не устраивает, как правило, только ценовая политика. Я думаю, если бы у нас был обычный детский сад с более низкой ценой, то здесь выстроилась бы очередь. Но у меня нет задачи сделать дешевый детский сад. Мы предоставляем дорогие и качественные услуги, которые требуют больших эмоциональных затрат.

Во-вторых, если придут все подряд, в том числе те, кто говорит своему ребенку: «Бей лопаткой, если у тебя, что-то забирают другие дети» – мне это не нужно. Нам нужны осознанные и заинтересованные родители. Я хорошо знаю свою аудиторию и, как правило, уже на вводном ознакомительном семинаре вижу кто будет моим клиентом, кто не будет. Бывают, конечно, ошибочки, но в целом процентов 90% я попадаю в точку.

- Кто ваши клиенты с точки зрения экономического статуса и дохода?

- Не все, конечно, могут себе это позволить, но есть дети, родители которых относятся условно к среднему классу. Для них это не просто. Их мало. Для них наша школа занимает существенную часть бюджета. И если родители в младшей группе еще получают на ребенка порядка 8 тыс. рублей в месяц до 1,5 лет и могут планировать эти средства на его развитие, то в старшей группе они могут рассчитывать только на себя. При среднем доходе сумма на садик будет составлять значительную часть заработной платы. Поэтому, в старшей группе все же больше детей из обеспеченных семей. Но даже семьи, которые могут себе это позволить, считают, что наши услуги могли бы стоить и поменьше. Конечно, не все у нас остаются надолго именно по финансовым причинам. И мне жалко, что я вижу у ребенка прогресс, вижу интерес в глазах родителей, но они вынуждены уходить. Настолько жалко, что искала какую-то программу или грант, чтобы можно было давать им скидки.

У нас есть скидки 50% на занятия для детей с ограниченными возможностями. Но для других я не могу себе этого позволить. Стоимость посещения старшей группы ежедневно на полный день составляет 15 тыс. руб. в месяц, в младшей 12 тыс. в мес. У нас есть разные абонементы, например, в ясли ежедневно на полдня абонемент стоит 8 тыс. руб., а в старшей до обеда – 9 тыс. Сюда уже включено питание. Разовое полуторачасовое занятие стоит 350 руб. Если человек берет абонемент на 10 занятий, то это будет стоить 3150 рублей. Обычно это на несколько дней в неделю. Абонемент дает возможность немного экономить.

С одной стороны, это не дешевые услуги для нашего города. С другой стороны, в центре и в нагорной части Барнаула люди могут себе позволить детский сад за 20 тыс. рублей, то в здесь, в спальном районе 15 тыс. – это дорого.

-У вас есть какие-то формы сотрудничества с родителями в рамках центра?

- Например, если у родителей возникают сложности с оплатой занятий, но они могут провести какие-то уроки в старшей группе, например, йогу или танцы, то я предлагаю работать в счет оплаты посещения детского сада. Педагоги мне нужны, поскольку в перспективе я планирую открытие еще одного центра. Некоторые родители помогают мне ведением социальных сетей, сайтов, фотографиями в обмен на посещения центра.

- Вы так активно пользуетесь бартером – для вас это инструмент развития вашего бизнеса?

- Да, бартер устраивает и меня, и клиентов. Многие родители сами очень хороши в каких-то вещах, и я сразу думаю о том, чтобы предложить им проводить какие-то занятия по тем или иным предметам. Я нацелена на рост, и рассматриваю приходящих клиентов, в том числе, и с точки зрения возможного сотрудничества.

- Как вы работаете с родителями внутри центра, когда они приходят с детьми? Есть ли какие-то правила?

- Бывает, что ребенок приходит в группу вместе с мамой. Они обычно находятся вместе, и моя задача их немного разделить, чтобы мама не ходила за ребенком, за спиной не стояла, не контролировала. И здесь начинаешь уже работать с мамой. Вот тебе лист наблюдения или есть очень интересная литература – почитайте пока. Иногда ребенок сам начинает подходить, отвлекать маму, то важно ему показать, что взрослые – это не продолжение его тела. В любой момент, захотел – и вот она. Ребенок должен понять, что он сам многое может делать самостоятельно. В конечном счете, он встает и идет заниматься своими делами.

- Можете ли вы предложить что-то тем, кто не может позволить себе или не решается на монтессори-школу, но выказывает явный интерес? Есть ли консультационные услуги для педагогов или родителей на платной основе о возможностях применении системы монтессори в семье?

- Нет, специального консультирования как отдельной услуги у меня нет. Есть более важные задачи. У меня ребенок собирается в школу и мне нужно открывать Монтессори школу. У меня есть ясли «Гнездышко» (до 3 лет), этот год я полностью посвятила детсадовской группе от 3 до 6 лет, но школа – это еще один огромный пласт.

Что касается применения системы в семье, это возможно только до 2,5 - 3-х лет. С 3-х лет для ребенка очень важна социализация, ему становится необходимым общение с другими, и уже нужно делать выбор, в какую социальную сферу его приводить, иначе у ребенка начинаются потребительские отношения с родителями. Поэтому, мы проводим для родителей, которые ходят к нам, регулярные бесплатные семинары о Монтессори. Для остальных – семинары платные. Есть интересные темы, как например, «ребенок не писается в горшок» или возрастные кризисы, мы вывешиваем объявления, рекламируем в социальных сетях. Родители звонят, интересуются, но платно со стороны приходят немногие. В принципе не нужна такая услуга как консультация, да и в целом сейчас люди не готовы платить деньги. Особенно, если мама сидит дома в декрете, то вообще выходы из дома сводятся к минимуму.

- Как вы организуете работу с потенциальными клиентами?

- У нас всегда есть бесплатное пробное занятие, где мама оценивает насколько здесь комфортно ей и ребенку. Она может посмотреть сама, как здесь себя ведут дети, которые уже ходят какое-то время в центр. Она может сама увидеть результат - дети самостоятельно прибирают за собой, стирают трусики и т.д. Также здесь они могут пообщаться с другими родителями и получить информацию и отзывы от них. После пробного занятия, мы разрешаем родителям несколько раз посещать центр разово, чтобы окончательно понять подходит ли монтессори-система им и их ребенку. Как правило, месяца достаточно для принятия окончательного решения, после они уже должны покупать месячный абонемент на посещение. И эта система хорошо работает.

- Вы ведете какую-то работу с родителями, которые не стали вашими постоянными клиентами? Как вы работаете с отказами?

- У нас сохраняются все списки посетителей, поэтому мы информируем родителей о проведении семинаров или праздников звонками или смс-сообщениями. Так мы напоминаем о себе, иногда это даже вызывает вторую волну повторных приходов клиентов.

- Для детей с ограниченными возможностями в вашем центре действует 50% скидка. Много ли таких детей ходит к вам?

- Не очень много, так как главная проблема – финансы. Родители детей с различными болезнями или отклонениями вынуждены тратить много средств на реабилитацию и врачей. Поэтому они предпочитают использовать Управления социальной защиты населения, где хоть и нет соответствия монтессори-требованиям, но как-то пытаются все равно в этом направлении работать. Там есть специалисты более узкой направленности, дефектологи, которые работают с такими детьми, но уже конечно рамках традиционной педагогической системы.

- Учитывая вышесказанное, ставите ли вы перед собой просветительскую задачу? Как рассказываете родителям о системе Монтессори?

Я ставлю эту задачу и знаю, что многие просто не понимают, что такое Монтессори. Когда человек уже приходит сюда, то его отношение сразу меняется. Есть такая проблема, но не знаю, как ее решить, через какие каналы эффективно распространить информацию. Мне предлагают проводить мастер-классы для этой цели, но на них обычно никто не приходит. Это не работает. Хотя кому-то мастер-классы приводят людей. Там, где получается, обычно много шоу, но это не то, чем мы занимаемся.

Даже на семинарах я говорю, что хочу, чтобы все родители хотя бы познакомились с этой системой и поняли кому, она подходит. Хотя у меня нет задачи подключить к системе Монтессори всех. Однозначно, что не каждому родителю выгоден самостоятельный ребенок – это большая личная ответственность. Многим проще вести воспитание с позиции силы, чем прислушиваться к ребенку и говорить с ним. Проще пригрозить ремнем, чем сесть и поговорить с ребенком, почему он не хочет идти спать.

Но к этой задаче и подступиться сейчас сложно, так как детские центры сразу «закрываются», когда предлагаешь такие проекты. Ведь они считают, что это влияет на их клиентскую базу.

Продвижение и реклама

- Вы уже говорили, что к вам пришли ваши друзья в качестве первых клиентов, так как вас уже знали как специалиста в этой сфере и был интерес к самой системе. Но как вы привлекали новых клиентов, помимо ваших знакомых?

- Мы приглашаем родителей на ознакомительные семинары по субботам. Раздавали и клеили листовки по многоэтажным домам в окружающих районах, давали сертификаты и скидки на детских праздниках в парках или сами устраивали такие праздники, в поликлиниках на входе в дни грудничков, когда идут мамы с маленькими детками. Для нас самая эффективная реклама оказалась в Дубль Гисе (рубрика). Из 5-6 человек, которые приходят на ознакомительные семинары 3-4, приходили оттуда. Есть явная отдача. С поликлиник и расклеенных объявлений по домам тоже была отдача, иногда для меня неожиданная, а вот раздавать сертификаты и скидки на праздниках оказалось не эффективным. Реклама в лифтах выстреливает редко, хотя на нее частенько обращают внимание уже те, кто является нашим клиентом.

Мы использовали еще купоны на Biglion предоставляли скиду на 70% на 2-х месячное посещение яслей «Гнездышко». Но это не совсем наша категория клиентов, поскольку часто приходят люди, которые после окончания льготного периода не хотят продолжать платить по полной стоимости, при этом не задумываясь о том, что лучше для ребенка. Дети уже адаптировались к среде за 2 месяца льготного периода, многим на это потребовалось время, все усилия потрачены зря. Иногда возникает ощущение, что родителей не интересуют дети. Поток клиентов, конечно, сильно увеличивался, когда размещали там рекламу. Но, несмотря на то, что около 10% клиентов, пришедших по этому каналу, становятся нашими постоянными клиентами, приходит очень много проблемных, которым важнее воспользоваться временной скидкой, чем гармонично развивать ребенка, без выдергивания его из среды, к которой он привык. Есть еще определенная сложность с количеством мест и желающих воспользоваться льготным периодом. Иногда на нас давят, чтобы продолжали льготный период, так как ребенку понравилось, идут на конфликт. Поэтому мы решили пока отказаться от этого канала, хотя по 2-3 человека с каждой акции становятся постоянными.

Планирую еще попробовать в близлежащих районах рекламу на квитанциях ЖКХ, которые приносят жильцам, а также ряд других каналов. Размещаю там скидку или купон, чтобы знать, откуда и кто пришел.

Елена Виноградова и Монтессори-клуб Детский университет в Барнауле

- Вы сразу начали развивать группы в социальных сетях?

- Да, у меня есть сотрудник, который занимается развитием наших групп в Инстаграме, Одноклассниках, Вконтакте. Многие наши клиенты узнают о нас из этих площадок.

- Насколько социальные сети эффективны для привлечения клиентов и насколько стабильный поток они вам дают?

- Точной статистики по приходу людей из социальных сетей у нас нет, но мы регулярно слышим от родителей, что они узнали о нашем центре из наших групп. Поэтому я могу сказать, что социальные сети эффективны. А по поводу регулярности – детский бизнес в принципе имеет свои циклы в течение года, он во многом сезонный. Например, зимой идет спад.

- Получается ли у вас превращать виртуальных подписчиков в реальных клиентов?

- Да, есть те клиенты, которые узнав о нас в социальных сетях, приводят детей в наш центр. Сейчас мы более активно развиваем наш аккаунт в Инстаграм, где у нас появилось много новых подписчиков. Мы используем и повседневные фотографии на телефон, делая снимки текущей жизни нашего центра, подписывая обязательно соглашение с родителями, что они не против размещения фотографии в социальных сетях. Но мне кажется, что качество таких картинок не сильно привлекает внимание, поэтому я приглашаю профессионального фотографа, чтобы у нас появлялся красивый фотоконтент.

- Как вы определяете размер своего рекламного бюджета?

- Я могу позволить себе примерно 10% от получаемой прибыли. Реклама – это конечно затратно. Если у меня появляются дополнительные расходы, например, нужно отправить педагога на обучение, то рекламный бюджет сокращается. Но рекламу в Дубль Гис мы запускаем ежемесячно, так как он стабильно дает отдачу. Другие виды рекламы на декабрь-январь мы совсем прекращаем, поскольку в эти праздничные месяцы родители с маленькими детьми, как правило, сидят дома. Как бы активно ты не рекламировался в это время – отдача для нашей тематики небольшая.

С наступлением весны ситуация для такого бизнеса оживляется, апрель-май это время, когда родители активнее начинают выходить с ребенком на улицу, задумываются о том, чтобы найти место для развития детей. В июле-августе родители определяются с работой или решается вопрос с получением мест в государственный детский сад. В период с апреля по октябрь я уже могу увеличить рекламный бюджет до 30% от всей прибыли. Для меня это наилучшее время. Зависимость рекламы и бюджета от сезона у меня очень высокая.

- За годы работы у вас выработалась какая-то рекламная стратегия, которой вы придерживаетесь?

- Я понимаю, какие рекламные каналы приводят нам клиентов и как они работают. Например, расклейка листовок на досках объявлений перед подъездами эффективна, но это нужно делать практически через день, поскольку листовки постоянно отрывают или выкидывают. Но в целом данный канал эффективен, так как родители их видят и узнают о нашем центре. Причем, если используешь специальные щиты внутри подъездов, то отдача вообще нулевая. Чуть-чуть получше, чем на щитах, – реклама в лифтах. Социальные сети неплохо работают на расширение информации о нашем центре и на привлечение новых клиентов. Хочется тут большей понятности, но это в перспективе.

Моя стратегия не совсем четкая, но я пробую и делаю выводы. Я решила, что Дубль Гис я оставляю в любом случае. Я точно посчитала, что этот канал мне окупается. А в остальном, по-разному. Есть определенное понимание, что работает, учитываю сезонность, сравниваю каналы, но в большей степени в голове. В целом, пока еще не так много каналов попробовала, не о всех каналах даже знаю, поэтому всегда встречаюсь и слушаю, что мне предлагают. Бывают даже такие ситуации, что начинается мощный всплеск притока клиентов, хотя вроде и рекламу нигде не размещала. 2-3 человека с Дубль-Гиса, а остальные откуда – не ясно.

Еще я понимаю, что монтессори-центру не нужна реклама, мне просто нужно сейчас набрать клиентскую базу, дальше свое дело сделает сарафанное радио, поскольку у нас всего 2 монтесори-центра в городе. Мне нужно набрать критическую массу постоянных клиентов, чтобы имя начало работать на нас.

Вообще есть такая статистика, что на становление монтессори-центра нужно 5 лет, потому что своих клиентов мы взращиваем от яслей (от 3 месяцев) и до школы. Пока ты не вырастил «своих» детей, ты считаешься развивающимся монтессори-центром. Поэтому мне еще где-то 2 года нужно «пыжиться» на рекламу. Но я даже интуитивно чувствую, что за это время мы вырастим (улыбается).

- Какое место в вашей рекламной стратегии вы отводите своему сайту?

- Сейчас я пока не могу получить весь потенциал от работы сайта, поскольку ему не уделяется приоритетное внимание. Я сама не готова заниматься этими вопросами, и пока все так, как есть. Но это задача, которую я в любом случае планирую решать, поскольку сайт должен помогать развитию нашего центра.

- Вы используете e-mail рассылку для оповещения клиентов?

- Кстати, нет, не использовали. Это хорошая идея, нужно попробовать.

Рынок и конкуренция

- Как бизнес в целом вы стремитесь зарабатывать на альтернативной педагогике и попытке индивидуализировать обучение. Если брать опыт и современный, и советский, то превратить альтернативное обучение (в разных его вариациях) в тренд на уровне всего государства не получалось и вряд ли что-то радикально изменится в ближайшее время. Это исключительно ниша для частной инициативы, где иногда опираются даже не на прибыльность, а на собственный энтузиазм. В связи с этим, как бы вы оценили экономические перспективы рынка частного образования образования и альтернативной педагогики?

- Все же, очень много зависит от поддержки государства. Когда я пришла в администрацию для получения грантовой помощи, то получила ответ, что до 2019 г. никакой поддержки и финансирования частного дошкольного образования не будет. Что хотите – то и делайте. Сами. Я постоянно пытаюсь использовать возможность финансовой поддержки, но получить ее очень сложно. Какие-то субсидии еще выделяются в спортивное направление, сейчас я пытаюсь открыть бассейн для старшей группы – здесь есть положительные подвижки. Мне удалось получить беспроцентное финансирование от фонда «Наше будущее» на строительство бассейна по линии социального предпринимательства. По спортивной линии еще можно чего-то добиться. А так, государственной поддержки нет. Например, по местным грантам у меня только отказы, причем я даже заказывала профессиональное составление бизнес-плана. На таких конкурсах рекомендовали заняться ремесленничеством, парикмахерским искусством, стоматологией, но не детскими садами.

Соответственно, если нет государственной поддержки, то ты предоставлен сам себе и можешь рассчитывать только на свои средства. А здесь уже многое зависит от региона, так как развитие частных дошкольных центров в разных регионах имеет существенные отличия. При тех же затратах, открыв центр в Санкт-Петербурге или Москве, я бы имела большую финансовую отдачу, поскольку это более экономически развитые регионы, родители более состоятельные и, самое главное, они информационно осведомлены о преимуществах образовательной системы Монтессори. У нас в регионе тяжело расшевелить людей и вызвать интерес к этой педагогической системе. Только вникая в нее, они начинают понимать и приезжать даже из очень далеких мест. Но эти барьеры сложно преодолевать. Мало людей в нашем регионе, которые с этим знакомы. И такая информационная работа занимает ужасно много времени. Что касается крупных городов – там с этим проще. Например, в Новосибирске в одном микрорайоне открываются по 2-3 монтессори-школы. Сама система Монтессори - это уже ценность, за которой в такие центры и школы выстраивается очередь.

У нас регион во всех смыслах к этому почти готов – и с точки зрения государственной помощи, и с человеческой точки зрения. В других регионах ситуация лучше. Потенциал есть, интерес есть, но для нашего региона это тяжело, много факторов против. Я сомневаюсь, что в ближайшее время система Монтессори будет активно развиваться в Барнауле и на Алтае. Но я очень хочу, чтобы это направление развивалось, и я в этом заинтересована. Например, мы очень активно работаем над информированием родителей о преимуществах монтессори-образования в ближайших домах и прилежащих районах.

- С точки зрения конкуренции дает ли система Монтессори вашему бизнесу конкурентные преимущества перед остальными?

- Конечно, дает. Район новый, и этот дом сдавался позже, чем окружающие. И когда я открывалась, в соседних домах уже был частный детский сад. Мне говорили, что они – конкурент. Но это не так. Сейчас в Барнауле у меня один конкурент – это монтессори-школа на ул. Малахова.

Обычные, традиционные детские сады – я не расцениваю как конкурентов. Мы просто развиваемся параллельно, у каждого свои клиенты. У нас разная аудитория. Здесь идет работа не только с детьми, но и с родителями. Те родители, которые хотят работать над собой, выстраивать правильные отношения со своими детьми, найти правильный педагогический подход к ребенку и которых не устраивает традиционная система – они отдают детей к нам. Монтессори-центр это совсем другой подход в образовании детей.

Традиционное образование – оно другое. Оно не хуже, и не лучше. Оно просто другое и рассчитано на тех родителей, которые готовы передать ответственность за обучение детей на сады и школы. У родителей существует большая и довольно абстрактная надежда на традиционные детские сады. Условно – «забирайте и что-то делайте», не вникая в педагогический процесс. У обычных детских садов другая аудитория – у людей просто нет времени на то, чтобы так активно работать с ребенком.

И у меня много тех, кто разочаровался и пришел к нам из традиционной системы. Практически вся старшая группа пришла из частных или обычных детских садов. Некоторые просто не смогли там находиться. Ребенок даже просто не хочет спать днем. У нас такого нет, что дети обязаны все спать в обед. Проблема многих частных садов, что кровати находятся прямо в игровой, поэтому нет возможности не спать кому-то, когда все спят. И наоборот. И вот их укачивают, буквально заставляют лечь спать. У нас такого нет. Есть отдельная спальня. Хочешь – спи. Есть тихий час, когда мы читаем детям что-то познавательное. Те, кто хотел спать, - они все равно уснули во время чтения. А остальные – встали и пошли заниматься.

Монтессори позволяет мне четко позиционироваться, а также сразу получить заинтересованную аудиторию и клиентов. Мои потенциальные клиенты – это люди, которые заинтересованы в гармоничном развитии своего ребенка, потому что в традиционной педагогической системе они этого точно не добьются.

- Как меняется рынок частного дошкольного образования, есть ли позитивные проявления, можно ли говорить о том, что он развивается?

- Он изменяется. Мне отрадно, что в новых микрорайонах появляются пусть не государственные, но хотя бы новые частные детские сады, в том числе хорошие. Другое дело, по моему мнению, детские сады даже с хорошей традиционной программой уступают монтессори-образованию, в котором ребенок по большому счету учится учиться, а не постигает конкретную программу. Я это вижу по своим детям. Для меня это очевидно. Но, по крайней мере, у родителей сейчас есть альтернативный выбор. Они могут отдать своего ребенка в обычный садик, монтессори-школу или в традиционный сад, но с большей ориентированностью на индивидуальность ребенка.

- Насколько конкурентный рынок частного дошкольного образования сегодня?

- Он конкурентный, но в большей степени это касается информационной конкуренции. Много частных садов, и многим родителям важна визуальная привлекательность центров и детских садов. Они подкупаются на яркие атрибуты и игрушки новых частных садов, не уделяя при этом внимания содержательной части программы, по которой будет развиваться их ребенок. У нас в Монтесори более сдержанная зеленая цветовая палитра в декоре, натуральные материалы из дерева, это красиво, но это не яркое шоу и не развлечение, которое подкупает многих клиентов. Монтессори-образование это не клоунада. Мы с одной стороны конкурируем с частным дошкольным образованием, с другой стороны мы стоим в стороне, поскольку если родители владеют информацией о содержании системы Монтесори, то они понимают ее преимущества и приходят к нам.

Елена Виноградова, основатель и руководитель Монтессори-центра в Барнауле

- У вас есть какие-то формы сотрудничества с другими детскими центрами?

- Только с иногородними, в Барнауле нет. Изначально мне хотелось работать в партнерстве с монтессори-школой на Малахова, но им это было не интересно. С другими монтессори-центрами в Новосибирске, Омске, Санкт-Петербурге я сотрудничаю: обмениваюсь опытом, информацией, идеями. Они делятся даже опытом работы с клиентами, выбора рекламных каналов.

Финансы и прибыль

- Как быстро вам удалось выйти на самоокупаемость центра?

Я вышла на самоокупаемость, но не в чистом виде. У меня есть прибыль, но вся моя прибыль сразу вкладывается в развитие. Первые полгода все вложения шли из семейного бюджета, работала в минус. Но в центр довольно быстро пришли клиенты, и примерно через полгода я смогла, не прибегая к личным средствам, развивать центр за счет прибыли. Большую роль в этом сыграл и тот факт, что помещение находится в моей собственности. Мне не приходится платить аренду, это огромный плюс, он снижает риски, которые велики, ведь «детский бизнес» - это очень шаткий бизнес, поскольку дети часто болеют, посещаемость может быть нерегулярной, что сразу отразится на доходах.

Сейчас я могу уже позволить себе дополнительных специалистов (робототехника, айкидо, английский, хореография) не затрачивая собственные средства. Остальная прибыль уходит на покупку оборудования для занятий по системе Монтессори. Уже сейчас я покупаю оборудование для монтессори-школы и очень надеюсь, что мне удастся получать государственную поддержку на развитие этой ступени. Продолжаю надеяться, так как познакомилась недавно с девушкой из Омска, у которой с грантами получается гораздо удачнее. Ну и вообще, в других регионах в большей степени идут навстречу такому бизнесу. В итоге, мы решили подать совместный грант.

- Как ведете контроль над финансами и как ведете бухгалтерию?

- Есть журналы контроля, где фиксируются оплаты. Есть тетрадь учета, входящие, расход, баланс. Выдаем необходимые документы родителям. Преимущественно сама занимаюсь всеми текущими счетами, с итоговой отчетностью мне помогает бухгалтер на аутсорсе. Сначала я полностью вела бухгалтерию, но постоянно задерживалась с разными отчетами. Я не успевала. Поэтому, когда у меня появился человек, которому я могу поручить контроль этих задач, я была рада, у меня освободились руки для других дел.

Когда все встанет «на лыжи», будет работать и контролироваться нужными людьми, а мне будет с кого спросить, то тогда я смогу самостоятельно заняться бухгалтерией. Мне уже некоторое время предлагают подключиться к облачным сервисам бухгалтерии, которые я смогу вести сама, но пока не спешу занимать себя этими задачами, поскольку есть более важные дела. Например, сейчас нужно «поставить на ноги» бассейн в старшей группе. Плюс на мне еще семья с пятью детьми. В любой момент могу опять выпасть из выполнения каких-то задач. Бывает, что не успеваю что-то и как Скарлетт О’Хара говорю себе, «так, я подумаю об этом завтра!»

- У вас есть какая-то устоявшаяся модель распределения выручки?

- 10% с выручки я трачу на рекламу, 80% на оплату работы специалистов, 10% на расходы по своему усмотрению или на развитие бизнеса. Сейчас эти 10% идут на дополнительное обучение специалистов.

- Как вы оцениваете потенциал окупаемости в сфере частного дошкольного образования, ведь многие считают ее не перспективной?

- Мне самой интересно, как сильно меня это увлечет и смогу ли я в перспективе сделать это дело прибыльным. Сейчас у меня высокий личный интерес – насколько я смогу развиться как специалист в монтессори-образовании. Также я хочу, чтобы уровень моего монтессори-центра был самым высоким в городе. И пока мои собственные дети нуждаются в этом образовании, я вкладываю все силы в развитие центра. Сейчас мне это нужно, в том числе, и для себя – я хочу этого добиться. Я хочу лучшую монтессори-школу в Барнауле. Иначе смысла начинать все это и не было.

- В связи с этим, вопрос - у вас стоит задача сделать ваш центр самостоятельным бизнес-проектом, который будет работать без вашего участия?

- Эта задача стоит, но пока я не знаю насколько это реально. У меня есть двое взрослых дочерей, которые живут в этом районе, у них тоже будут свои дети, поэтому я уже думаю о том, что очень хочу, чтобы мои внуки смогли ходить в этот монтессори-центр. Пока мне это жутко интересно, но я не уверена, будет ли это мне интересно в перспективе. Я думаю, что в ближайшие 6 лет этот бизнес будет точно актуальным для меня, в том числе из личных соображений.

- Необходимость вложений вы также оцениваете продолжительностью в 6 лет?

- Нет, я думаю, что еще 2 года, и мы должны окрепнуть в плане прибыли. Мне нужно довести работу центра до максимальных оборотов, чтобы была полная наполняемость. Я понимаю, что еще мало работаю, меня мало кто знает, и регион не очень благоприятный для этого бизнеса, но я вижу, что люди готовы за это платить. И я считаю, что я могу этого добиться. Мне это очень нужно. Если я сделаю все, что запланировала, бизнес начнет приносить прибыль без моего постоянного контроля, и я увижу, что это перспективно – это идеальный вариант. И тогда я задумаюсь о том, чтобы дальше развиваться. Но если за это время мой центр не станет и в финансовом отношении делом, которое приносит ощутимую прибыль, думаю, что мне станет не интересно. Мне нужна отдача от бизнеса, прежде всего, эмоциональная. Дело должно состояться. Важно видеть отдачу от того дела, в которое ты вкладываешь столько сил.

Кризис и дальнейшие планы

- Повлиял ли на эти сложности кризис и как он сказался на работе вашего центра?

- Сказался, конечно, сказался. Родители стали просить приводить детей через день, чтобы посещать школу, но платить меньше. Даже те, кто могут себе это позволить, сокращают свои затраты за счет детей. Я, конечно, говорю о том, что если дома будет такое же отношение к ребенку, как в нашем центре, и будет 100% выполнение требований - будет эффект и от нерегулярных посещений. Но в основном все происходит иначе. День привели сюда, а затем на два дня к бабушке. А кто такие бабушки? Кормят с ложечки, одевают… Это неблагоприятно сказывается на образовательном процессе, поскольку система ломается. Ребенок приходит уже другой.

Важно регулярное нахождение ребенка в монтессори-среде, поэтому мы разрешаем приводить ребенка на полдня до обеда, но ежедневно. Изначально монтессори-школы так и работают. Так как большинство родителей работают и забирать детей в обед некому, то мы в декабре 2016 г. открылись на полный день, хотя до этого работали полдня. Во второй половине дня у нас дети занимаются «изо», айкидо, хореографией, роботехникой, шахматами. Все что угодно. Приходят дополнительные специалисты и наполняют детей этой разнообразной деятельностью.

А так, монтессори-образование только с утра и до обеда. Поэтому, в определенной степени мы пошли за рынком, предложив полный день. С другой стороны, водить ребенка на полдня, но каждый день – нормальная, хорошая практика. К сожалению, чаще получается рывками – день, перерыв и так далее.

- Каким вы видите развитие своего бизнеса в перспективе – интенсивным или экстенсивным (вширь или вглубь)?

- Я строю систему, но глубина моего развития будет ограничиваться начальной ступенью школы от 6 до 9 лет. Это последняя ступень, которой я хочу сейчас ограничиться. После этого мне надо будет остановиться, посмотреть, подождать, проанализировать – мне нужно будет понять, что я от этого могу реально ожидать. Начальная школа для меня - темный лес! Пока моя цель – «отработать» этот момент.

Что касается развития вширь, то хочу открыть еще один центр в нашем городе. Варианты франшизы или открытия в других городах, даже Алтайского края, я не рассматриваю, поскольку хорошо я могу делать только то, что я буду делать самостоятельно. Я не встречала таких людей, которым смогу доверить свой бизнес на 100%. Поэтому мой вариант – это локальное развитие, возможно пригород, т.е. там, где я смогу проверить все сама. Мне важно все контролировать самой.

- Какие районы города вы рассматриваете для возможного развития своих центров?

- Помимо центра, меня интересуют некоторые пригороды Барнаула. Мне интересны районы, где поменьше конкуренция с другими детскими садами, а также есть определенная заинтересованность людей. По экономическому достатку я районы не выбираю, так как в обеспеченных семьях свои проблемы – детей больше балуют и меньше ими занимаются. На этом фоне возникает много проблем, в особенности с родителями. Они более конкретны в плане целей, но не всегда понимают, что и самим надо меняться, чтобы их ребенок достиг этих целей. Нельзя быть нянькой, слугой или частью тела для своего ребенка.

- Вы довольны развитием вашего проекта? Какие у вас планы на ближайшее будущее?

- Да, я довольная развитием центра в целом. Ближайшие планы такие – я планирую открыть бассейн, а осенью 2017 г. открыть школу для детей 6-9 лет.

- Обращаются ли к вам за помощью и консультациям по открытию такого бизнеса как монтессори-центр?

- Если это люди со стороны приходят, то спрашивают, пытаются сравнить, присмотреться. Если это мои знакомые, то, видя как развивается бизнес, и как я работаю, то у них не появляется даже мыслей создать такой бизнес, насколько эмоционально и финансово это затратное дело. Я отдаюсь этому на 200%. И они понимают, что им будет сложно. Открыть обычный детский сад – да, есть те, кто рассматривают такие варианты.

А монтессори-центр – его не все смогут потянуть во всех смыслах. Очень много затрат. Нужно самому пройти обучение. Нужно найти людей и обучить их. И когда меня спрашивают, сколько нужно средств, чтобы открыть такой бизнес, я говорю – 1 миллион рублей, если по максимуму. Спрашивали, можно ли открыть такой центр на имеющемся помещении в 40 кв.м., на что мне приходится отвечать, что это очень мало. Для Монтессори нужно пространство. Такое могут позволить себе не все. Частные детские сады обычно ютятся на небольших квадратах. Монтессори-материал также очень дорогой. Порог входа в этот бизнес очень высокий. Помещение + Вложения + Знания + Люди.

- Вы хотите, чтобы ваш бизнес стал делом многих поколений вашей семьи?

- Я пока не знаю, поскольку это очень личное дело, и я не вижу людей, которые смогли этим заниматься также как я. Это очень личный бизнес. Если найдется тот, кто будет так же заинтересован в нем, как и я, – то почему бы не передать его. Я, конечно, не хотела его продавать, так как если появится нужный и заинтересованный человек, то мне хотелось бы продолжать наблюдать за работой центра со стороны, получать небольшой доход и помогать. Для меня наибольшее удовлетворенье – это когда растешь сам и видишь результат своих усилий, результат от детей и результат от родителей. Радуюсь, когда слышу благодарность от родителей. Ты понимаешь, что делаешь это не зря.

И я довольна, что когда-то узнала про педагогическую систему Монтессори. И хочу, чтобы как можно больше людей узнали про нее. Надо учиться понимать, как строить отношения в семье и воспитывать ребенка.

Елена Виноградова, руководитель и педагог частного детского сада Монтессори в Барнауле

Самоорганизация предпринимателя

- Монтессори-школа забирает весь ваш день. Как вы совмещаете работу в центре с необходимостью проводить время своей семьей?

- У меня свободны только выходные. Мы проводим семинары, но сейчас и мои педагоги стали этим заниматься. Старшие дочери уже совсем взрослые у них своя жизнь, думаю, им хватает моего внимания. Младшие дети ходят в мою группу, хотя это не очень хорошая история, когда мама воспитатель, но я стараюсь дистанцироваться от них. Плюс в том, что я постоянно вижу своих детей. Много сил занимает необходимость отвозить детей на секции и тренировки, так как почти каждый день с 18.00 до 20.00 у кого-то они обязательно есть. А вообще стараюсь ложиться спать в 22.00, но не всегда получается.

Несмотря на большую занятость, я считаю, что, во-первых, женщина должна работать, тогда у нее меньше времени, на то, чтобы быть чем-то недовольной (смеется). У меня нет свободного времени, чтобы посидеть и поворчать. Во-вторых, моя работа приносит мне колоссальное удовольствие. Я и детям говорю, о том, что это важно, чтобы работа приносила удовольствие. Я счастливый человек – люблю свою работу. Есть люди, которые не любят, и считают часы до окончания рабочего дня. Мой центр – это мое дело. И это скорее хобби, чем бизнес. Надо искать для себя такую нишу, которая будет для вас отдушиной в жизни.

- Несмотря на удовольствие, которое вы получаете от работы, все нуждаются в отдыхе. Как вы проводите отпуск?

- Да, отдых, конечно, нужен, чтобы восполнить ресурсы. Например, у нас был семейный отдых, мы путешествовали по всему Казахстану 15 тыс. км, начиная от Астаны. За две недели отдыха я совсем не занималась делами, и приятный показатель, что центр продолжал работать без меня. Правда мне пришлось на следующий день после позднего возвращения уже в 7 утра идти на работу.

Интервью вел штурман бизнес-агентства kuko Алексей Кухаренко.

Фотографии Елены Виноградовой.

Рекомендуем также познакомиться с еще одним интервью по «детской» тематике – Светлана Крылова и детская афиша города Барнаула.

Присылайте нам свои пожелания о следующих интервью и вопросы, на которые вы хотели бы получить ответы. Можете писать мне, Алексею Кухаренко, на почту компании – Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или администратору группы vk.com/kuko.business. Вы также можете прислать свои полезные истории, касающиеся бизнеса, или материалы, связанные с предпринимательством в Барнауле, Алтайском крае и других регионах, - мы обязательно постараемся представить их в нашей рубрике ГеоБизнес.

© "kuko.biz" Все права защищены. При полном или частичном копировании материалов блога открытая dofollow-ссылка на страницу-источник обязательна.