Outstanding business. Outstanding life.

"Эрос": секс-шоп как бизнес. Часть 1

В мае 2017 года секс-шоп «Эрос» в Барнауле встретил свое 20-летие! И сегодня в проекте ГеоБизнес об этом сложном и интересном бизнесе нам рассказывает исполнительный директор сети интимных магазинов Владимир Бажанов. Деликатный бизнес требует деликатного подхода – и это в полной мере присутствует в герое нашего интервью, для которого «клиентоориентированность» не является пустым словом. Нас впечатлило, как сотрудники магазина работают с клиентами, выясняют их потребности, заботятся о каждом посетителе и помогают сделать непростую интимную покупку. Именно так создается Сервис. И мы уверены, что интимный магазин «Эрос» - это прекрасный пример построения бизнеса вокруг клиента, что подтверждается солидным и успешным сроком существования компании с далекого 1997 г.

Секс-шоп как бизнес: интервью с магазином Эрос в Барнауле. Часть 1

Интимный магазин «Эрос» - состоявшаяся и известная в городе компания. Поэтому мы подготовили вопросы не только о внутренней кухне бизнеса, но и о трендах развития секс-шопов в России и мире. Мы надеялись, что это позволит получить более целостное и широкое представление об отрасли и даст возможность оценить местный рынок в сравнение с более глобальными тенденциями. Был изучен большой объем интереснейшей информации (часть из которой мы коротко представим после публикации второй части интервью), что однако не избавило нас от небольшого смущения, которое было развеяно самим Владимиром. Он так спокойно, просто и увлеченно рассказывал о вещах, заставляющих обычного человека как минимум улыбаться. Неординарный рынок, опытная компания, интересный собеседник! Вперед!

Роль в компании

- Владимир, расскажите коротко о себе и о том, кем вы являетесь в компании «Эрос»?

- Я работаю в «Эросе» 14 лет. В этом году будет уже 15. Меня пригласили работать в компанию в качестве продавца-консультанта, но затем через 2-3 года я стал выполнять и административные функции. В настоящий момент нахожусь в роли исполнительного директора.

- В этом году магазину «Эрос» исполняется уже 20 лет.

- Да, большую часть жизни компании я нахожусь здесь (смеется).

Первые шаги бизнеса

- Понимаю, что вы тогда еще здесь не работали, но может что-то расскажите, как открывалась компания в 1997 году? Такой необычный бизнеса в такое сложное время.

- О том периоде знаю весьма поверхностно. Все было непросто. Не было поставщиков. Была проблема с товарами. Основателям компании приходилось ездить в Германию. Тогда все было достаточно сложно и дико.

Время было такое, что секс-шопы были в новинку. Даже я помню, что в некоторых других магазинах был платный вход. Это был не магазин, а развлечение - прийти, посмотреть, увидеть, повеселиться. Это было абсолютно непривычным и новым! Для тех, кто был сексуально и эмоционально зажат, – для них это было в диковинку. Люди были совсем другие.

- Вы были первыми на рынке города Барнаула?

- Не скажу, что первые. Одни из первых. Потому что параллельно была еще одна сеть, вместе с которой мы и появились в Барнауле. А в других городах Алтайского края такого в принципе не было. Не было в Горном Алтае, откуда к нам регулярно приезжали. Посещали нас также покупатели из Казахстана, так как там тоже не было аналогичных магазинов. Были постоянные клиенты, которые приезжали в город (по каким-то своим делам) и приходили к нам.

В то время еще не было интернета. Вот была беда. А потребности-то у людей были. И мы несли, можно сказать, знамя того, что мы помогаем людям в такой сложной интимной сфере. Помню случай, когда приезжал мужчина из Казахстана с благодарностями. Он приехал за новыми покупками и говорил, что мы спасли его семью. Через наш товар, через какие-то вещи – они смогли с женой наладить свои взаимоотношения (сексуальные и в принципе отношения в семье). «Вы вообще спасли нашу семью» - эту благодарность я запомнил. И такие случаи происходили неоднократно.

- Многие секс-шопы в 90-е гг. открывались либо врачами, либо технарями, которые могли придумать что-то новое или создать аналог западным товарам. По мнению экспертов, они реагировали на определенный запрос общества, в котором созревала потребность в интимных товарах. Как вы думаете, вы реагировали на спрос или просто пошли за новой интересной идеей?

- Мне, конечно, сложно судить об этом. Не я открывал этот бизнес. Но вот про врачей вы правы – у основателя магазина «Эрос» медицинское образование. В прошлом он врач-стоматолог.

Я бы сказал, что на самом деле, все сильно поменялось. Причем, изменилось отношение всех слоев и возрастных групп к сексу, к интимной жизни – и изменилось отношение к нашему магазину. Оно стало более спокойным, без надрыва, без нервов.  Интимная жизнь стала восприниматься, как обычная составляющая жизни. Вот и все.

Аудитория и клиенты

- Многие говорят, что для российского потребителя этот бизнес непривычен. Руководители секс-шопов указывают, что отношение людей меняется, но очень и очень медленно. На ваш взгляд, как изменилось восприятие таких магазинов в обществе?

- Я бы сказал, что на самом деле, все сильно поменялось. Причем, изменилось отношение всех слоев и возрастных групп к сексу, к интимной жизни – и изменилось отношение к нашему магазину. Секс и информация о нем стали доступны даже для младших возрастов. Когда я пришел работать в магазин, местные дети постоянно интересовались, что это такое - заглядывали, подсматривали. Мы постоянно их гоняли. Сейчас – интернет дает ответы на все вопросы. Они все знают, все видят, все понимают. И мы для них перестали быть источником информации. Подглядывать к нам они перестали.

Люди в целом стали реагировать спокойно, адекватно. Чаще всего без нервов. Например, раньше приходили взрослые люди и начинали смеяться, потому что нервничали. Они попадали в неловкую ситуацию - им было неудобно находиться в непривычной для них атмосфере среди интимных предметов.

Сейчас все иначе. Не скажу, что люди на 100% расслаблены, но в любом случае отношение покупателей к походу в интим-магазин стало гораздо проще. Коллеги могут прийти вместе за покупками. Компании покупают корпоративные подарки. Или приходят взрослые дети со своими родителями. Например, мама с дочкой. Пока дочка выбирает себе белье, мама выбирает себе вибратор. Или отец приходит с сыном и другом сына. То есть изменилось отношение. Оно стало более спокойным, без надрыва, без нервов.  Интимная жизнь – как обычная составляющая жизни. Вот и все.

Секс-шоп Эрос в Барнауле

- Но ведь стереотипы в отношении интимных магазинов все же имеют место быть и сегодня?

- Конечно. Все равно, интимное – это интимное. Как бы общество не раскрепостилось – в нормальном, адекватном состоянии человек не снимет трусы и не пойдет гулять по улице. Человек все равно старается спрятать эту часть своей жизни.

- Некоторые секс-шопы оценивают свою аудиторию в России на уровне всего 5-10% от населения, включая сюда не только тех, кто регулярно посещает интимные магазины, но и тех, кто лишь потенциально готов это сделать.

- Даже не знаю. Со своей стороны могу сказать, что социальные слои к нам ходят САМЫЕ РАЗНЫЕ. К нам ходят от 18 лет и до самых пожилых возрастов. Конечно, основной наш потребитель – 40 лет, плюс-минус. Если точнее, то от 30 до 50 лет. То есть потребители секс-шопов – это те люди, которые уже познали, что такое секс. Им требуются новые эмоции и новые ощущения. Им нужны «помощники» для того, чтобы разнообразить свою интимную жизнь. Понятно, что нам не интересны студенты. Зачем им в принципе сюда идти? Им это не надо. К нам приходят те пары, которые уже пожили вместе.

- Во время подготовки к интервью мне было интересно узнать, что усредненный портрет покупателя интимного магазина – это люди старше 30-40 лет. Оказывается, молодежь относится к этому несерьезно и «по приколу». У вас такая же картина?

- Да, да. Все именно так. Полностью согласен. Но это, конечно, если мы говорим об аудитории в целом. Бывают и молодые люди, сформировавшиеся и адекватные, которые знают, что им нужно, и проходят за этим в магазин.

- Вернусь к 5-10 процентам. Это ведь не так много. И это по самым оптимистичным подсчетам, включая и тех, кто еще пока не ходит в секс-шопы. Не кажется ли вам, что сказывается влияние стереотипов в обществе, которые ограничивают ваши возможности для роста?

- Я здесь работаю и могу сказать, что вижу тех людей, которые приходят. И они, самые, самые разные. Все же сейчас пришло более свободное отношение к сексу. Даже не столько к сексу, сколько к аксессуарам и всем этим «штукам» интимной жизни. К нам сейчас спокойно приходят женщины, обычные «взрослые мамы», которые покупают какие-то насущные вещи, например, смазку, презервативы, таблеточки для мужа. Это та аудитория, которая добавилась буквально за последнее время - «скромные тетеньки», которые также скромно и спокойно приходят и покупают. Раньше их не было.

- Большая часть магазинов ориентируются в данной сфере на женщин как на основную аудиторию, и лишь некоторые магазины говорят, что у них доминируют покупатели-мужчины. Как у вас – мужчины или женщины?

- Если все-таки говорить об основной массе, кого больше, – то это мужчины.

- Анализируя своих покупателей, вы опираетесь на собственный опыт наблюдения и взаимодействия с ними?

- Да, конечно. Я напрямую сейчас работаю в магазине. У меня был достаточно длительный период, когда я не продавал, а выполнял только административные функции. Но в этом был свой минус. Я стал утрачивать связь с клиентом. Так сложились обстоятельства, что я снова продаю. И поэтому держу руку на пульсе.

– Много историй и уже даже анекдотов о покупателях, которым сложно зайти в магазин. Стеснение. Неловкость. Стыд. Бывает ли такое в вашем магазине?

- Это уже не проблема.  Когда у человека есть с этим сложности – все равно, если ему надо, он придет. Возвращаясь опять к тому, что все стало проще. Сейчас к нам приходят те социальные категории, которые к нам раньше не ходили. И которые могли довольствоваться аптекой. А теперь приходят.

И у входа не «переминаются». Такого я не припомню даже. «Переминается» кто? Студенты. Молодые люди. Идет парень с девушкой. Он ее толкает к нам в магазин. Она смеется, сопротивляется. И в итоге они не заходят. Это просто не наши клиенты. Они еще не выросли до этого уровня.

- Стеснение в целом ушло?

- Ушло. Ну в той степени, когда это можно назвать стеснением. Понятно, что какие-то чувства – они есть. Они и у меня есть – у человека, который проработал в этой сфере так долго, - когда заходишь в такой магазин, какое-то чувство, оно все равно возникает. Понятно, что ты зашел не в продуктовый магазин.

Мы не можем разговаривать с нашими клиентами нетерпеливо или раздражительно. Мы должны быть предельно внимательны и тактичны в общении с ними.

- Пытаетесь ли вы как-то работать с сексологами, клубами знакомств, женскими тренингами – местами, где находится ваша потенциальная аудитория?

- У нас сложились определенные взаимоотношения с какими-то организациями, с которыми мы как-то пересекаемся. Мы же давно существуем. Знаем сексопатологов, других специалистов, клубы и стриптиз-клубы города. Это все получается естественно. Они знают нас в силу своей профессиональной деятельности. Но системы нет. Что касается клубов знакомств и тренингов – то нет, не работаем.

Сотрудники

- Все эксперты отмечают, что в интимном бизнесе очень важна личность сотрудника. Как вы отбираете сотрудников, как работаете с ними и как обучаете новичков?

- У нас нет текучки кадров. Кто сюда попал – так здесь и работает. Может быть, это не случайно. Есть костяк людей, который пришел параллельно со мной. То есть 15 лет назад что-то такое произошло в этом бизнесе, сюда пришла «новая волна», одновременно появилось несколько человек. И почти все до сих пор работают. Плюс еще добавилась пара человек, которые пришли по рекомендации знакомых.

- Это принципиальный момент?

- Да, это наша кадровая политика, если хотите. Мы давно работаем вместе и все друг друга очень хорошо знаем. Нам было важно, чтобы новые люди могли органично влиться в коллектив.

К нам периодически прямо в магазин кто-то приходит, спрашивает – «А можно ли у вас работать?». Это молодые девушки и парни. Мы, конечно, записываем их контакты, но у нас сейчас нет свободных вакансий. И обычно проходит несколько лет, пока такая вакансия может появиться.

Но, был момент, когда мы решили найти человека на стороне через кастинг. Что интересно, к нам не пришел на собеседование НИКТО (смеется). Это было удивительно. Пришлось вновь искать «по своим».

- Есть ли какие-то параметры для поиска сотрудника – типаж, характер, умение общаться? Ведь не каждый подойдет для такой работы.

- Нет, конечно не каждый. Раньше в нашем городе я был свидетелем довольно непонятной ситуации - заходишь в магазин, который торгует интимными товарами, а там сидят пожилые люди. Как правило – взрослые женщины. Как сейчас, не знаю. Но раньше почему-то это было нормой.

- Нужна молодежь?

- Не то чтобы молодежь. Скорее средний возраст нужен.

- То есть, у вас были внутренние критерии для отбора сотрудников?

- Конечно. Не каждый здесь в принципе сможет работать. Даже, например, если человек хочет здесь работать, но у него просто может не получиться. Нужно быть деликатным и очень стрессоустойчивым. Покупатель может начать себя вести в магазине совсем не так, как он ведет себя в других местах. Просто потому что магазин интимный.

- Многие эксперты говорят, что для такой работы нужно медицинское образование. Вы с этим согласны?

- Нет, не согласен. У нас среди продавцов нет медиков. Это ни к чему, потому что если говорить о стимулирующих средствах – то это БАДы. Это не лекарственные препараты. Если у нас продаются какие-то вещи, которые как-то отдаленно могут быть связаны с медициной, то в таких случаях к нам обычно покупателей направляют сексопатологи. Мы поддерживаем с ними определенные связи. Есть специалисты, которые нас знают. Или бывают случаи, когда врач приходит вместе со своим пациентом.

Кроме того, мы знаем какие-то общие вещи. Например, приходит мужчина и говорит, что ему нужен вибратор простаты. Мы знаем, что это такое. Это должен быть небольшой вибратор, немного изогнутый. И предлагаем варианты. Он сам выбирает. Мы же не будем ему делать осмотр или подбирать по размеру. Мы предлагаем варианты. Он покупает и делает свой выбор. Или нужен человеку вакуумный массажер – ему посоветовал врач. Мы говорим, что есть выбор помп. Предлагаем варианты опять же. Если человек сомневается – сейчас интернет доступен всем, можно тут же сбросить своему специалисту фотографии по whatsapp, проконсультироваться. Здесь важнее умение сохранять приватность и деликатность, чем обладать каким-то медицинскими знаниями.

- Встречал такую рекомендацию для вашей сферы, что в зале должны работать два человека – мужчина и женщина. Клиенту удобнее обсуждать интимную жизнь с продавцом аналогичного пола. Это так?

- Да, есть такой момент. Но это было бы слишком хорошо, слишком идеально. У нас в некоторых магазинах было по два человека. Это было достаточно удобно. Но сейчас работаем поодиночке. Работать по двое возможности пока нет.

Но да, работать по два человека было бы лучше. Я сам сталкиваюсь с такими ситуациями. Чаще всего с покпателями все ровно, адекватно и хорошо. Но иногда бывает, что заходит женщина, видит меня, бледнеет, спрашивает есть ли консультант-женщина. Практически всегда мне хватает компетенции, чтобы оставить такого покупателя в магазине, продолжить общение с ним и найти общий язык. В таких ситуациях приходится включать весь свой опыт и все свое человеческое обаяние, чтобы она смогла выдохнуть и расслабиться. У девочек точно также. Есть мужчины, которые приходят и говорят мне, что хорошо, когда продавец – парень. Спрашивают, когда я работаю. Иначе говоря, такой момент есть. Но это из той же истории, что вы приходите в любой магазин, где есть продавец, который вам нравится и который не нравится. И вы стремитесь попасть к тому, кто вам нравится. Хотя, конечно, гендерный фактор в данной сфере все равно сказывается.

Это были абсолютно дикие конкурсы. Сейчас такого нет. И мы принимали в них участие

Реклама и маркетинг

- Расскажите, как вы раньше искали клиентов?

- Могу сказать, что на момент, когда я пришел сюда, - магазин был достаточно известен. И искать никого не приходилось. Люди приходили сами. На тот момент были уже постоянные клиенты не только в Барнауле, но и со всего Алтайского края. Просто потому, что не было тогда большого количества таких магазинов. Это сейчас они есть везде. Пусть маленькие, небольшие – но сейчас они есть.

- Вы сказали, что к моменту вашего прихода в компанию магазин был довольно известен. Он как-то продвигал себя, или люди в него пошли из-за новизны? Помню, когда в городе открылись секс-шопы, – сам факт их существования сильно обращал на себя внимание.

- Даже не знаю. Вряд ли одной новизны было бы достаточно. Например, вот этот магазин, где мы сейчас находимся (интервью проходит в магазине "Эрос" на ул. Максима Горького, 33 - комментарий бизнес-агентства kuko) – это сейчас все вокруг обжилось. Раньше здесь все было совершенно по-другому. Это было тихое, спокойное место. И это был большой плюс для интимного магазина. Сюда не каждый мог зайти. Это теперь, наверно, проще. Хотя даже сейчас некоторые люди заходят и начинают странно озираться по сторонам, испытывая новые для себя чувства. А 15 лет назад для людей было особенно важным, чтобы такое место находилось в стороне от людских потоков.

Об «Эросе» знали. Люди шли. К сожалению, не знаю, как он продвигался до меня. Но могу рассказать, как он продвигался после моего появления в компании.

- Да, расскажите, пожалуйста!

- Мы пробовали всевозможные средства. Откликались на интересные предложения. Что-то было продуктивным, какие-то инструменты оказались малоэффективными. Но мне кажется, мы были на слуху.

Например, продвигались через ночные клубы. К нам обращались арт-директора и ведущие, которые проводили различные вечеринки. И мы давали нашу сувенирную продукцию, белье или какие-то вещи для приза. То есть магазин «Эрос» выступал «спонсором». В то время были конкурсы по стриптизу – мы также предоставляли свои призы.

- Участие в качестве спонсора давало какой-то эффект?

- Конечно, ощутимого всплеска покупателей это не давало. Но никто такого и не ждал. Ведь это небольшой клуб, в котором в принципе немного людей. Даже если он битком набит, но в нем все равно находится лишь небольшое количество посетителей. Тем не менее, благодаря этому о нас знали. Мы были, так сказать, на уровне местного шоу-бизнеса.

У нас были знакомые ведущие. Они вели, честно говоря, скабрезные вечеринки и конкурсы. Но в то время это был популярно. Мокрые майки, эпатажные конкурсы…

- Мне кажется и сейчас такие же конкурсы проводятся. Куча видео в интернете, периодические скандалы.

- Так нет, ведь раньше это были конкурсы городского масштаба. Мне все-таки кажется, что это время немного ушло. Это были абсолютно дикие конкурсы. Сейчас такого нет. И мы принимали в них участие.

Кроме того, в рекламе с цензурой тогда было гораздо проще. И мы могли себе позволить похулиганить прямо в газетах и журналах. Мы брали какую-то категорию товаров, например, помпы. И описывали ее в популярной форме, используя …

- Метафоры?

- Какие там метафоры!! У нас были такие заголовки! Мы такое делали! Например, выбирали определенный формат газеты. Не буду говорить какая именно, но мы плотно сотрудничали с популярным еженедельником, куда помещали свою рекламу. И тогда это было нормально. Редактора, конечно, нервно хихикали при этом. Тем не менее, какое-то время у нас была даже своя страница в газете, где у нас были темы, вопросы и призы, например, вибратор, за интересную историю.

Там столько писем было, чтобы получить этот вибратор! Со своими жизненными историями и наболевшими вопросами. Это было ярко и достаточно интересно.

Сейчас из-за законодательства в рекламной сфере мы не можем практически ничего. Мы не можем рекламировать свою продукцию и называть вещи своими именами. Все должно быть как-то так завуалировано, чтобы не перейти возрастные ограничения 18+. И картинки можем использовать только какие-то нейтральные. Стало не интересно и неэффективно

- Как работаете с рекламой сейчас? Вам сложно «обойти» цензуру и ограничения, наложенные на рекламу в вашей сфере?

- Да, в тех условиях, которые сейчас поставила цензура в рекламе, мы работаем практически без нее. Цензура невероятно жесткая. Просто нет смысла рекламироваться. Мы потеряли даже интерес. Как я говорил, мы могли в свое время похулиганить. Например, к нам обращается какое-то издание. «Мы глянцевый журнал или еще что-то». Мы говорим: «Ну и что?! Вы предложите нам интересную идею, в которой мы можем посотрудничать». Были такие, которые предлагали. Мы шли на контакт и создавали довольно яркие проекты или рекламу.

Сейчас же мы не можем практически ничего. Мы не можем рекламировать свою продукцию. Мы не можем называть предметы своими именами. Все должно быть завуалировано, чтобы не перейти черту 18+. И картинки можем использовать только нейтральные. Стало не интересно и неэффективно.

Например, мы сотрудничаем с изданием. Долго, долго сотрудничаем. А потом нам говорят, - «Знаете, ребят, появилось тут новое постановление, и чтобы избежать проблем, давайте делать будем теперь вот так?» Ну хорошо. Давайте так. После этого, мы видим, что результата нет. Купоны, скидки. Люди перестали по ним приходить. Мы видим, что это не вызывает интереса.

- У магазинов вашей сферы обычно две явных модели поведения – или быть в тени, или заниматься эпатажем. То есть в начале своей деятельности вы были на одной стороне, сейчас – на другой.

- Да, мы успокоились немножко. Тем более, что мы общаемся между собой в нашей сфере, встречаемся с людьми из других регионов. И делаем свои выводы.

- Вы рассказали, как вы раньше продвигались. И сказали, что практически перестали делать рекламу, поэтому у меня такой вопрос – какая ваша текущая стратегия продвижения? Как вы можете ее описать? И как это соотносится с тем фактом, что и в медиа, и в социальных сетях и в поисковых системах существуют довольно жесткие ограничения для рекламы интимных товаров?

- Целенаправленно, мы практически никак не продвигаемся. Активно не рекламируемся. Периодически подворачиваются какие-то возможности, которые вдруг возникают. Если сравнивать с тем, как было, то можно сказать, что сейчас мы не продвигаемся. В настоящий момент мы ориентированы только на наш ассортимент, потому что когда люди приходят к нам - они должны найти конкретную вещь. Теперь мы именно этому больше уделяем внимания, чем где-то себя рекламировать. Потому что наш магазина и так знают. И сейчас мы на это не тратим наш бюджет. Мы вкладываемся в ассортимент. Это наше сознательное решение – не вкладывать больших усилий в маркетинг и заниматься продвижением таким «естественным» способом.

- Целые направления маркетинга строятся на получении контактных данных клиента? Очевидно, что для вас сбор такой информации проблематичен?

- У нас такого нет. Опять же, те люди, которым нужно что-то конкретное, – они оставляют свои контакты. Для них это не проблема. А для формирования клиентской базы мы такой информации не спрашиваем, потому что я прекрасно понимаю, что очень многие хотят остаться инкогнито. Они сюда пришли, им этого достаточно. Им не нужно, чтобы мы писали смс. В свое время, когда раздавали свои визитки, не каждый их брал. Даже сейчас такое есть. Люди не хотят афишировать, чтобы кто-то увидел это в семье или на работе.

- И точно также с электронной почтой?

- Да соответственно.

- Это ограничивает возможности вашего маркетинга?

- Для нас это не ограничение. Мы просто этого не делаем.

- Вы используете такой способ продвижения, который можно условно назвать – тематические проекты. Например, недавно вы участвовали в проекте журнала «Автограф». Для вас это регулярная деятельность или разовая?

- Разовая. Мы не пытаемся ни на что повлиять. Не пытаемся поднять через рекламу свой спрос. Если появляются какие-то возможности для сотрудничества – мы их не чураемся. Журнал или кофейня Twois Coffee обратилась, например, – мы стараемся хотя бы таким образом сотрудничать. Здесь еще такой фактор, что мне нравится журнал «Автограф», я лично знаю людей. Почему бы не посотрудничать в этом вопросе.

Но я не наивен. Я понимаю, что реклама совсем не такая вещь, где ты что-то сделал и сразу получил взамен результат. Но все равно лишний раз кто-то тебя увидит. Почему бы нет. К нам приходит предложение – мы им пользуемся.

- Пытаетесь ли вы каким-то образом отслеживать эффективность своего участия в таких проектах?

- Нет, не пытаемся. Как нам это сделать? Понятно, что такие проекты не вызывают одномоментного роста клиентов.

- У вас есть группа в социальных сетях. Но в целом можно сказать, что вы практически не продвигаете себя в интернете. Это ваше сознательное решение или просто еще руки не дошли.

- Мы это обсуждали внутри компании. И решили, что нам это не нужно.

- А по группе ВКонтакте, можете оценить ее эффективность? Приводит ли она клиентов? Работает ли она?

- Группа работает. Но для нашей сферы есть определенные сложности с тем, как оценить, насколько вообще это интересно людям, так как у нас обычно мало лайков. Репостов и того меньше. Опять же момент приватности и интимности в отношении секса - а в социальных сетях невозможно сохранить анонимность. Ты лайкнул, а другие люди это увидят, вдруг начнут что-то говорить. Момент стеснения есть.

Но это эффективно. Данный ресурс позволяет размещать информацию, которую мы не можем позволить себе разместить где-то еще. И потом приходят люди и говорят, что им нужны определенные товары, которые мы выкладываем в группе. Отдача есть.

- Когда мы смотрели вашу группу, видели, что вы достаточно активно в 2014-15 гг. проводили различные конкурсы. Сейчас вы их практически не проводите. Вы отказались от проведения конкурсов как раз в связи с элементом стеснения?

- Группой раньше у нас занималась организация. Занималась активно, проводила опросы, конкурсы. Но на определенном этапе мы отказались от их услуг и теперь делаем это самостоятельно. Выработали для себя определенные правила и соответственно ведем группу. Например, перестали делать опросы, так как они провоцировали конфликты, вызвали негативную реакцию в наш адрес. И отказались от конкурсов, так как это не имело особого смысла.

Для себя мы выбрали такую стратегию как ИНФОРМИРОВАНИЕ, если есть скидки на какой-то товар или нужно что-то продвигать по акции. Для нас это канал информирования. Не больше. При этом, как я и говорил, мы видим отдачу.

Если приходит покупатель и спрашивает нас о сайте - мы говорим, что об акциях и новостях компании он может узнать в нашей группе ВКонтакте. Пожалуйста, подписывайтесь и будете в курсе. На данный момент этого достаточно.

- Онлайн сфера с точки зрения продвижения вас в целом пока не интересует?

- Пока нет.

- Вы также используете инструменты проекта «На все 360»… (виртуальные туры по компании)

- Уже не используем. Я думаю это не особо эффективно. Кому надо посмотреть – тот придет и посмотрит. У нас город небольшой. Пришел – посмотрел.

В принципе, в маркетинге мы постепенно отказались от многих неработающих вещей. 

- В вашей сфере много уделяется мерчендайзингу товара. Например, не должно при входе быть чего-то пугающего, вроде 40-сантиметрового «агрегата».

- Нет, ну почему же! (смеется) Я согласен, что определенные категории людей лучше не шокировать сразу. Если позволяет помещение, то лучше в начале что-то нейтральное, а затем уже что-то эдакое! Потому что разные категории людей к нам ходят, конечно. Кого-то определенные товары могут смутить, напугать.

Насчет непосредственно имитаторов – у нас достаточно долго стоял очень большой экземпляр. Есть линейка имитаторов от самого маленького до огромного. И мы купили самый гигантский. Он у нас стоял на видном месте и вызывал всеобщее восхищение. «Что это? Для чего это вообще? Как это?» Его фотографировали. То есть нужны какие-то такие штуки в магазине, от которых люди будут ахать. Они могут не покупаться, но они вызывают эмоции, это их цепляет, привлекает внимание, а затем кому-то о них расскажут, поделятся со знакомыми, перешлют фотографию.  Мы продали его уже давно, причем сами не верили, что сможем это сделать. Он был просто очень гигантский. Но его купили, а люди до сих пор приходят и говорят о том, что здесь у вас стоял «агрегат» – «Где он?»

- У вас три магазина. Есть ли какое-то отличие между ними с точки зрения позиционирования и продвижения?

- Примерно все одинаково, но есть и отличия, в большей степени «местечковые». Мы сделали выводы, что лучше продается в одном месте, а что в другом месте. Отличия есть. Поэтому это все учитывается при завозе товаров, ассортимент распределяется соответствующим образом по магазинам

Интимные товары магазина Эрос в Барнауле

- В вашей индустрии есть профессиональная выставка – EroExpo. Участвуете ли вы в этом событии, и в каких профессиональных мероприятиях участвует ваша компания?

- Нет не участвуем. Конечно, это было бы интересно поучаствовать в такой выставке. Это все очень важно на самом деле. Мы не против получения какой-то новой информации об отрасли. Есть события, куда мы выезжаем.

Например, в прошлом году летом мы ездили к нашим партнерам, поставщикам из Новосибирска, которые проводили мастер-классы, рассказывали про определенные бренды. Встречаемся с какими-то специалистами, с представителями производителей различных марок. Если раньше можно было встречаться только на выставках, то сейчас они в принципе ездят по регионам и городам, поэтому не обязательно ехать в Москву. Они продвигают свои бренды. В результате мы поехали в Новосибирск, посидели, послушали, провели даже какие-то тесты. Сделали свои выводы и теперь заказываем эту продукцию.

Поэтому деловая коммуникация – она есть, но поучаствовать в крупных выставках, конечно, было бы интересно. Просто это далековато, и если бы они были чуть-чуть поближе. А так – это дополнительные расходы и острой необходимости в этом нет.

Информация она вообще полезна. Чем больше ты видишь, чем больше ты знаешь, тем это лучше.

Окончание первой части интервью с исполнительным директором компании "Эрос" (Барнаул) Владимиром Бажановым.

Во второй части интервью рассказывается о роли места, товарах, работе с покупателями, позиционировании и кризисе в сфере интимных товаров! Продолжение интервью доступно по ссылке - kuko.biz/blog/14-geobiz/20-magazin-eros-business-chast-2

Фотографии: магазин "Эрос".

Интервью вел штурман бизнес-агентства kuko Алексей Кухаренко.

Следите за нашими новостями в группах (VK, Instagram, Facebook) или подписывайтесь на нашу рассылку постов из блога.

Присылайте нам свои пожелания о следующих интервью и вопросы, на которые вы хотели бы получить ответы. Можете писать мне, Алексею Кухаренко, на почту компании – Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или администратору группы vk.com/kuko.business. Вы также можете прислать свои полезные истории, касающиеся бизнеса, или материалы, связанные с предпринимательством в Барнауле и Алтайском крае, - мы обязательно постараемся представить их в нашей рубрике ГеоБизнес.

© "kuko.biz" Все права защищены. При полном или частичном копировании материалов блога открытая dofollow-ссылка на страницу-источник обязательна.